Центр Христианских Ресурсов ПРОСТОР.net

CЦЕНКИ --- ИГРЫ --- ЗАГАДКИ

web-kontora.info

moodle.batluk.com

Главная Статьи Скажи слово…
Скажи слово…
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
20.05.2018 09:14

скажи словоОсобенность Лук. 7 заключается в том, что в этой главе Святой Дух поднимает насущную для нас тему, относительно использования нашей речи, наших слов. Как раз, в этом контексте следует рассмотреть историю исцеления слуги сотника, записанную в Лук. 7:2-10. Прочитаем ее:

«У одного сотника слуга, которым он дорожил, был болен при смерти. Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его. И они, придя к Иисусу, просили Его убедительно, говоря: он достоин, чтобы Ты сделал для него это, ибо он любит народ наш и построил нам синагогу. Иисус пошел с ними. И когда Он недалеко уже был от дома, сотник прислал к Нему друзей сказать Ему: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры. Посланные, возвратившись в дом, нашли больного слугу выздоровевшим.»

Обыкновенно, когда мы читаем эту и подобные истории, то обращаем основное свое внимание на важность веры в исцелении. И тогда у нас возникает много вопросов, которые сводятся к одному утверждению, что для исцеления обязательно нужна вера больного в то, что он может исцелиться. Если такой веры он не имеет, тогда исцеление не произойдет.

Учение в исцеление по вере больного – это одно из «детских» учений, которое является оправданием поверхностных утешений для плотских христиан. Оно, к сожалению, неверно учит о достоинстве «верующего» и недостоинстве «неверующего» в исцелении. Но кто позволил нам делать подобные разделения! Ведь, суверенный Бог может исцелить «неверующего» в исцеление, и, наоборот, не дать исцеления «верующему»! Поверьте мне, за тридцатилетнее время служения я не раз встречался с этой простой, очевидной истинностью суверенного выбора Бога! Поэтому в вопросе веры, связанного с исцелением, нужно не оставаться на «детском» уровне достойных-недостойных, верующих-неверующих, а проникнуть глубже в суть поднимаемого вопроса. Например, полезно задаться вопросом, а во что должна быть наша вера? Может быть, она намного обширнее нашего понимания об исцелении? Может быть, она касается Личности Бога и Его действий? И если это так, то каково наше место в Его суверенном действии исцелить или не исцелить?

В этой проповеди мы не сможем рассмотреть все ответы на поставленные вопросы. Поэтому выбрали только одну сторону, которая, на наш взгляд, является самой важной в изучении истории исцеления слуги сотника. Это тема касается власти слов. Прочитаем, как ее понимает римский сотник, воспитанный на приказах старших младшим. «потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.» Сотник обращает внимание на власть слова Иисуса Христа: «скажи слово скажи слово, и выздоровеет слуга мой».

Для римского сотника было достаточно одного слова Иисуса Христа: «Исцелись!», чтобы совершилось чудо, и его слуга стал полностью здоровым! Верил ли он в чудесное исцеление? Да! Но его вера имела духовное измерение. Она касалась личности Иисуса Христа. Он верил в Иисуса Христа, как Господа! Он видел в Нем, в отличие от других, Живого Бога, Которого он раньше не встречал в языческом пантеоне мертвых богов-идолов. Поэтому ему было достаточно только одного слова-повеления Иисуса Христа, обращенной к болезне, чтобы она вмиг оставила больного.

Исцеление всегда сопровождается проявлением Божьей власти, а наши слова веры являются только фоном к этому исцелению! Пооэтому, как бы мне не хотелось, но я не могу повлиять на ход болезни! Сколько бы я не провозглашал «с верой», что «исцеление уже пришло», - это будет только пустым звуком, чтобы временно успокоить больного! Поэтому не всегда после молитвы об исцелении будет исцеление, и не всегда акт изгнания бесов завершится их изгнанием! Если кто-то считает по-другому, то это его дело! Его право оставаться в детской песочнице и лепить из песка надуманное христианство «полного евангелия», или выйти из своей уютной песочницы, и столкнуться с реальностью жизни радостей и горя, в которой присутствует Живой Бог!

После того, как мы выяснили, Кто исцеляет или не исцеляет; что Бог силен делать, что хочет, давайте обратим внимание на наши слова, чтобы выяснить, какое место они занимают в молитве исцеления. Во-первых, нужно с прискорбью сказать, что полученная власть слова уже давно утрачена человечеством. С потерей чистоты Божьего святого языка, данного первым людям для общения еще в Едемском саду, мы имеем «пустые» слова, которые наполняем внутренней живительной энергией своей души. Не зная истинный смысл и значение того или иного слова, мы не только можем неверно пользоваться ими, но и заряжать их своим пониманием! Для этого, сознательно или несознательно, используем динамику нашего голоса и жесты. Поэтому если человеку постоянно говорить, что он - гений, то он, рано или поздно, поверит нашим словам. Однако, от этого он не станет гением! Подобным образом, говоря кому-то или себе, что «Бог хочет исцелить» - это будет только практикой внушения желаемого нами! Она не имеет ничего общего с суверенной Божьей волей!

Нам нужно быть очень аккуратными со словами! Поэтому, придя домой, перечитайте Иак. 3, где отводится много внимания нашей речи. В этой проповеди мы не будем читать отрывки из Послания Иакова, чтобы не отойти от главной нашей темы. Ведь, сегодня мы не рассматриваем взаимосвязь между состоянием нашего сердца и словами. Размышление в этой проповеди должно развиваться в плоскости обозначения, на сколько, действительно наша речь влияет на нашу и жизнь других людей. Мы уже выяснили, что словами очень легко манипулировать, достаточно в пустое слово вложить свою идею и наполнить своей природной энергией души. Так поступали известные дикторы и враги человечества, но так поступает большинство людей нашего времени, среди которых много христиан. Например, почему мы срываемся на крик, когда наш ребенок не желает убрать игрушки в коробку? Разве мы кричим потому, что он, как мы, может быть, считаем, временно стал глух, и к нему нужно докричаться? Вовсе нет! Однако на подсознательном уровне мы почему-то знаем, что только криком можно заставить ребенка навести порядок в комнате!

Когда мы кричим, то не только выражаем свое недовольство происходящим, которое не входит в рамки нашего представления, но и теряем часть энергии души, которую мы вкладываем в громко озвученные слова. По этой причине, когда мы накричались, у нас начинается нервное расстройство, которое сопровождается тем, что дрожат руки и нужно пить успокоительное.

Мощность слова зависит только от того, сколько в него мы вложили от своей духовной энергии. Если мы повышаем тон своего голоса, то для этого нам нужно собрать живительную энергию, распространенную по всем клеткам нашего тела, в одно место - головную часть, где находится речевой аппарат. Это, как правило, сопровождается, от наплыва крови в голову, покраснением и искривлением лица. И когда мы громко крикнем, то сконцентрированную энергию выбросим наружу. И если на ее пути окажется кто-то из присутствующих, то заряженным словом, как молнией, мы можем причинить ему какой-то вред!

Давайте обратимся к истории исцеления слуги сотника, чтобы задать вопрос, в каком тоне разговаривал сотник с Иисусом Христом? Это – легкий вопрос. Читая диалог между сотником и нашим Господом, сразу же создается верное впечатление, что сотник обращается ко Христу в умоляющем тоне. Свои слова о «личном недостоинстве» он сопровождает определенными жестами смирения перед Господом. И поэтому нет причин считать, что сотник громко разговаривает с Иисусом Христом. Он говорит с тревогой сердце, но не громко. Поэтому его речь вполне логически продуманная. Но если бы он начал в присутствии Иисуса Христа вопить от своего бессилия и, тем, самым манипулировать настроением Господа, то его речь обязательно стала бы путанной и бессвязной. Почему это могло произойти? Опять же, из-за потери большего количества энергии души, которую он вложил бы в слова громкого вопля!

Имея от рождения громкий голос, я постоянно учусь не растрачивать попусту энергию своей души. Поэтому я благодарен тем братья во Христе, которые почти никогда не повышают голос. Смотря на их уравновешенную речь, я так же понижаю свой ораторский голос! И тогда мои мысли становятся ясными, бурность чувств спадает на нет, и опять приходит трезвый взгляд на вещи.

Мне очень жалко тех служителей, которые при изгнании бесов кричат на них, так что стены трясутся от этого крика! В этом случае я спрашиваю сам себя, что: бес так глух на ухо, что к нему нужно докричаться! Возможно, последние мои слова вызвали у кого-то из присутствующих в этом зале улыбку на лице… Однако мне не до смеха, когда я попадаю в ситуацию крикливого изгнания беса! Дело в том, что крича на не глухого беса, служитель теряет часть душевной энергии, становится внутренне не защищенным и открытым для вселения в него этого или другого беса. Первым стуком беса в душу экзерциста, как правило, является помутнение мышления. И если продолжать кричать на бесноватого, «повелевая» бесу выйти из несчасного, то бес может поменять свое жительство и вселится в его изгнателя! Поэтому, чтобы этого не произошло, я советую экзерцистам не кричать, а заниматься изгнанием беса на пониженном словесном тоне. Бес, если он есть, услышит даже ваш шепот! Он не в состоянии читать ваши мысли, но он услышит ваши тихие слова, где бы вы не находились в комнате!

Я надеюсь, что после этой проповеди мы перейдем на тихую, спокойную речь, так что нам придется внимательно прислушиваться к услышанному, чтобы услышать друг друга! Но это лучше, чем разговор на повышенном тоне, так что посторонние могут подумать, что мы ссоримся и кричим друг на друга! А мы, как члены церкви, должны быть примером для окружающих нас людей во всем, в том числе, как мы разговариваем друг с другом! И это нас подводит к еще одной мысли, связанной с использованием слов. Для этого опять обратимся к словам сотника: «Скажи слово…» Слыша это обращение сотника к Иисусу Христу, сразу же возникает еще один вопрос, для чего нужно было «говорить» Господу, если Он может мысленно исцелить на расстоянии, без каких-либо слов! Понятно, что слова Иисуса Христа нужны были не больному слуге, а самому сотнику. Они должны были стать для него некоторым утешением и необходимым одобрением. Наверное, он знал по опыту, что содержание слова влияет на настроение души!

Мы говорили о том, что в каждое слово вкладывается часть жизненной энергии души, и поэтому нам нужно не растрачивать по пустякам наши слова. Лучше проявлять отношение к кому-то больше в добрых делах, а не добрых словах! Ведь, если мы говорим что-то, то, опять же, вкладываем в свою речь какую-то интонацию! Например, известное «казнить, нельзя помиловать» можно при изменении ударения на слова, поменять на «казнить нельзя, помиловать». Однако изменение интонации приводит только к манипуляции этими словами. Опять же, второй вариант выражения «казнить нельзя, помиловать» - полностью неверен. Если кого-то нельзя казнить, то его нельзя миловать. Ведь, милуют виновного. А если этот человек виновен, то его можно помиловать или казнить! Итак, как вы услышали, в поговорке «казнить нельзя помиловать» на лицо игра слов, которую мы превращаем при определенной интонации речи в истину! И в этом случае мне очень жаль незамужних девушек, которым парни говорят слова интонаций, искусственно вызывая у них чувство взаимной симпатии. Но это только слова, умело расставленные на свои места! И не более! Поэтому нужно слушать своими ушами, вдумываясь в их содержание, а не наивным, раскрытым настежь сердцем!

Молитва вслух об исцелении, как правило, не нужна Богу! Он знал о нашей нужде еще прежде создания мира! Поэтому такая молитва нужна, прежде всего, тому, кто ею молится, и кто ее слышит! Однако в этом случае существует опасность молитвенного манипулирования и ложного успокоения, что Бог обязательно исцелит! И если ожидаемое не осуществится, то всегда можно найти оправдание в своей осечке «отсутствием веры у больного»! К сожалению, я не раз встречал подобных словесных манипуляторов, которые вредили больным больше, чем сама болезнь!

В чем особенность детей возрастом от трех до пяти-шести лет? У них еще не развито абстрактное мышление, и они верят всему буквально, что им говорят. Поэтому если сказать ребенку в этом возрасте, что Бог сидит на скамеечке на облаке, то ребенок вам поверит, и будет искать на небе облако с Богом! Подобным образом, делая нужные ударения, словесный манипулятор отключает защиту абстрактного, образного мышления, и заставляет слушателя слышать его буквально! И тогда каждое сказанное слово становится на вес истины, как голос Бога!

Хотя в словах сотника прослеживается практичность бывалого человека власти, он не старается манипулировать сознанием Иисуса Христа! Он говорит искренно, от всего сердца. Он говорит, как верит! И это поведение сотника, сказано в тексте, «удивило» Иисуса Христа. Он сказал известные нам слова: «и в Израиле не нашел Я такой веры». В отличие от повсеместной еврейской речи того времени, наполненной пустыми словами, наш Господь, возможно, впервые встретился с неподдельной искренностью в словах человека другой национальности! Поэтому такой «вере» всем надо учиться! Не играть словами, как шахматными фигурами на шахматной доске. Люди, которые окружают нас, нуждаются в искренности наших слов, а не просто в бесплодных утешениях, которые похожи на дозу затуманивающего сознание наркотика! Поэтому нужно радоваться с радующимися, и плакать с плачущими. Нужно не играть роль утешителя, а служить утешением!

В завершении этой проповеди, где мы почти не использовали ссылки на другие отрывки из Библии, и сделали ударение на практических советах, давайте кратко посмотрим на важность смысла самого слова. К сожалению, греховность человечества полностью извратило смысл тех слов, которыми мы пользуемся в обиходе! С одной стороны, эта ужасное изменение связано с утратой авторитета святого языка, носителем которого веками был иврит. На место одному языку пришло, по допущению Бога, многоязычие. Однако в каждом языке в большей или меньшей степени, содержится частица самого первого языка, который пережил Потоп, но потом множество раз извращался - с времен строительства Вавилонского башни и до нашего времени. Поэтому неудивительно, что он стал средством словесных и письменных манипуляций в мистическом мире. Но с другой стороны, каждая империя диктовала свой язык власти всему человечеству. Не исключением этому – 21 век, когда повсеместно навязывается бездуховный, но простой в усвоении английский язык. Для меня было удивлением увидеть и услышать немецких молодых верующих, которые вместо прославления Бога на немецком языке пели Ему хвалу на английском языке! И это не отдельный случай! Эта «англизация» происходит по всему миру, так что создается впечатление, что языком антихриста будет английский язык!

Я не случайно, но вскользь вспомнил о системе Вавилона и его языке. Дело в том, что международный английский язык происходит от латинского языка, который в свою очередь, после многих очищений и наслоений, берет начало от вавилонского языка. А Вавилон – это символ богоборчества! Поэтому популизируя все английское, мы косвенно, вольно или невольно, поддерживаем правление вавилонской системы индивидуализма в нашем обществе. К сожалению, из-за ограничения во времени, я не смогу рассказать, как латинизация, а потом англинизация Церкви затормозили естественный ее рост, надолго оставив ее в пеленках наивного, детского мышления! Но один-два примера я все приведу подобного извращения языка. Всем нам знакомо, когда молитва завершается словами: «Во имя Иисуса Христа». Откуда появилась в христианской молитвенной речи такой речитатив? Оказывается, это связано с изменением греческого предлога, который указывает на «пребывание кого-то или чего-то в определенной среде», в чисто бессмысленную букву «в». Особенно это заметно во всех семействах языков латинского происхождения. И это извращение, к сожалению, в 17-18 столетиях повлияло на мышление русскоязычных людей, которым навязали подобные бессмысленные слова, в который мы вносим сегодня свой «русский» смысл. И одной из таких христианизированных бессмыслиц является английская формула «во имя Иисуса», которая может очень легко превратиться в обычное заклинание. А, ведь, для того, чтобы резко сократить использование этих пустых слов, в которые мы вкладываем идею прославления Иисуса Христа, нужно обратиться к греческому языку, на котором впервые было произнесено хорошо известное нам «во имя Иисуса Христа». И тогда станет понятным, что Имя Иисуса Христа – это не словесное прославление нашего Господа, а среда, которую создает Святой Дух, и в которую нельзя попасть в одиночку. Для этого нужно присутствие двух и больше христиан, имеющих единодушное желание прославить Бога. Поэтому Имя Иисуса Христа – это выражение единства мобильной поместной церкви, состоящей только из духовно зрелых христиан!

Я приведу еще один пример изменения смысла слова. Мы привыкли переводить слово «евангелие», как «радостная весть». Действительно ключевая мысль в этом слове связана с вестью. Но в нем нет и следа от «радости». Дело в том, что «евангелие», как многие другие слова, имеет смешенное происхождение с иврита и греческого языка. Этот искусственный опыт смешений языков был осуществлен Алексанром Македонским, который планировал новым смешенным языком объединить все народности своей великой Империи. Однако ему не удалось осуществить свою заветную мечту. По непонятной причине, он скоропостижно скончался в расцвете своих сил. Но его незавершенное «детище» осталось во многих именах. В том числе, и в женском имени «Евангелина», «Анастасия», «Евдокия» и многих других. То же самое касается мужского имени «Тимофей», «Аркадий» и других. Итак, что же означает производное от женского имени «Евангелина», хорошо известное нам слово «евангелие»? Дословный его перевод: «весть жизни». Как вы понимаете, выражения «весть жизни» и «радостная весть» довольно сильно отличаются по смыслу. Хотя искусственно мы можем поставить «радостную весть» после «вести жизни». Например, мы радуемся услышанной вести, так услышали весть о рождении новой жизни. Но Евангелие в понимании Евангелистов никогда не было просто «радостной вестью»! Евангелие, в христианском, понимании – это Божья весть «мертвецам» по грехам и преступлениям, чтобы они приняли жизнь Святого Духа, и «ожили» по воле Отца Небесного и вечно «жили» вместе с Живым Господом Иисусом Христом!

Я, как специалист по языкам, мог бы привести еще много других извращенных слов в христианском обиходе. Однако я не собираюсь превращать эту проповедь в лекцию по этимологии. Моя задача в этой проповеди – обратить наше внимание на речь, что мы и как говорим. Я призываю всех нас к аккуратному использованию своей речи, особенно если это касается такой деликатной темы, как молитва исцеления. Во-первых, нам нужно обратить внимание на смысл слов, которые мы говорим. Во-вторых, с какой интонацией мы это делаем. И в-третьих, какой тон нашей речи. Давайте не будем забывать добрый пример речи сотника, который смиренно и искренно сказал, обратившись к Иисусу Христу: «Скажи слово…». Аминь.

Игорь Гриненко

 
Поделиться с другими в Соц. сетях!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить