Центр Христианских Ресурсов ПРОСТОР.net

CЦЕНКИ --- ИГРЫ --- ЗАГАДКИ

web-kontora.info

moodle.batluk.com

Главная Статьи От Прошлого к Будущему!
От Прошлого к Будущему!
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
21.03.2018 13:33

иисус христос, андрей, петрПродолжая обширный цикл проповедей, посвященных знакомству с содержанием Евангелия от Иоанна, прочитаем Ин. 1:40-42 : «Один из двух, слышавших от Иоанна [об Иисусе] и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос; и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты - Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр).» В прочитанном тексте обратим особое внимание на слова Иисуса Христа, обращенные к брату Андрея: «ты - Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)» В них отражается прошлое с настоящим и будущее великого апостола.

Во-первых, он в прошлом и настоящем – «сын Ионы». Во-вторых, он в будущем станет «Кифой». Сначала Иисус Христос показывает природную историю Симона, а потом представляет его сверхъестественное будущее. Нечто подобное может относиться и к каждому из нас. В прошлом и, возможно, ныне, мы больше развиваемся еще по плоти, а не по Духу. Но наш Господь не желает смиряться с нашим религиозным прозябанием, открывая перед каждым из нас широко дверь в прекрасное, блаженное будущее – побуждает стать верными Божьими служителями. Но для того, чтобы начался в нас активный процесс духовного взросления, необходимо переступить невидимую границу от посредственного прошлого в успешному будущего. Как раз этому чрезвычайно важному событию в жизни христианина посвящено две проповеди, которая называется: «От прошлого в будущее!» В первой из них мы покажем очевидные признаки «проклятия» природной жизни. Вторая проповедь в ярких тонах покажет переход к «благословениям» жизни по Духу с конкретным призывом войти в Дверь своего будущего.

Обратимся к первой проповеди, которая называется: «Осторожно: Порочный круг прошлого!».

Как вы думаете, почему наш Господь Иисус Христос при обращении к Симону прибавил его имени еще отчество: «Ионин»? Может быть, Он так стремился подчеркнуть официальность Своих слов? Ведь, похожее часто происходит, когда наши друзья, вдруг, в присутствии кого-то постороннего, начинают звать нас не просто по Имени, но и по Отчеству. Такое изменение в обращении связано с официальным этикетом и обязательно требует упоминания Имени и Отечества.

Если мы посчитаем, что Иисус Христос обращается к Симону по Отчеству только потому, чтобы подчеркнуть официальность и торжественность Своей речи, то мы будем очень далеки от настоящей сути речи Христа. Дело в том, что вспоминая имя отца Симона, наш Господь указал ему на его «природную» проблему, которую евреи нередко превращали в национальную гордость. Речь идет об эстафете передачи из поколения в поколение в Израильском народе записи постоянно расширяющейся родословной – краткой истории его «отцов».

Благодаря сохранению основных частей Основных Семейных записей, которые сохранились до нашего времени, мы можем частично восстановить прошлую историю человечества. Например, в Мтф. 1 записан первый вариант Родословной Иисуса Христа. «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака… Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею; Соломон родил Ровоама… Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос…» Эта Родословная начинается только с Авраама и завершается Иосифом, заменившим для Иисуса Христа земного отца. Поэтому, согласно Родословной в Евангелие от Матфея, наш Господь - усыновленный наследник царской власти Иудейского царя Давида. Но есть еще одна Родословная Христа в Новом Завете, которая перечисляет Его предшественников, но уже по линии Марии, Его Матери. Она записана в Лук. 3 в виде постепенного удаления от настоящего в далекое прошлое. «Иисус, начиная [Своё служение], был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов, Илиев,… Нафанов, Давидов, Иессеев, … Иудин, Иаковлев, Исааков, Авраамов, … Сифов, Адамов, Божий.»

До каких истоков доходит Родословная Иисуса Христа в Евангелие от Луки? Автор, при поддержке апостола Павла и пристальным руководством Святого Духа, устремляется своим взглядом намного дальше времени жизни праотца евреев – Авраама. Он достигает самого первого человека, Адама и входит в пределы Самого Бога. Таким образом, Лука дает знать читателям, что наш Господь имеет чисто Божественное происхождение. Поэтому к Нему можно только частично добавить Отчество: «Адамов»,… «Авраамов», … «Давидов». Ведь, Он, по Родословной Марии, прежде всего, - «Божий»! Поэтому с часа, когда Слово сделал Себя Плотью, человеческий род через Иисуса Христа присоединен к «Божьей Родословной». И поэтому каждый человек должен перейти от «Адамового» или «Аврамового» прошлого к совершенно Новому – Божьему. Написано в 2Кор. 5:17 : «Итак, кто во Христе, [тот] новая тварь; древнее прошло, теперь все новое.»

К сожалению, во время первой встречи со Христом, Носителем Нового, Божественного, Симон Ионин не решился поменять свою прошлую жизнь в замкнутом порочном круге на выход в вечные просторы жизни в Духе. Как до встречи со Христом, так и после нее, он, подобно его отцу, оставался рыбаком, который почти ежедневно выходил в море на тяжелый рыбачий промысел. Он в точности поступал, как до него делал его отец. И эта же участь ждала его детей! Рыбак порождал только рыбака! Священник давал жизнь еще одному священнику. А пророк становился отцом для сына, который будет пророком! В качестве примера вспомним об еще одном «сыне отца» - Иоанне Крестителе. Кто был его родным отцом? Согласно Лук. 1, Креститель родился в доме священника, который не верил в ангелов и относился к религиозному закрытому «клубу» саддукеев. Подобно другим священникам, он хранил «страшную» тайну о том, что в Иерусалимском Храме не было Ковчега Завета – видимого свидетельства присутствия Бога среди Израильского народа. Поэтому ежегодно, когда старший священник исполнял театрализованное представление в присутствии многотысячного народа (то есть торжественно входил за завесу во Святое Святых, чтобы покропить кровью жертвенного животно, якобы, на золотуй крышку Ковчега, а потом с радость возвратиться из Святилища с Божьей вестью помилования), происходил сознательный обман Израиля! Саддукеи, и в том числе, - Захария молчаливо поддерживал «ложь во спасение», чтобы простой народ не узнал трагическую правду, - что Бог уже давно покинул Храм и Землю Израиля!

Как Вы думаете: если бы Иоанн, который должен был, по мудрому промыслу Господа, стать предвестником пришествия Спасителя, родился тогда, когда его отец еще исполнял прямые священнические обязанности, то какова бы была его судьба, как «сына Захарии»? Наверное, подобно его отцу, Иоанн стал бы священником-обманщиком, который не верит в ангелов и загробную жизнь! И мог ли в таком духовном состоянии Иоанн, сын Захарии, стать Божьим пророком? Конечно же, нет! Его «родительское» прошлое не позволяло ему вырваться с оков священнической династии! Оно формировало в нем только отца-священника, у которого будут, в свою очередь, дети-священники!

Из предыдущих проповедей этой серии мы уже знаем, как Бог помог Захарии быстро переквалифицироваться из священника в пророка. Он послал к Захарии ангела, чтобы засвидетельствовать ему, как саддукею, ложность его мировоззрения. Потом ангел лишил Захарию речи и слуха. Поэтому, по Закону священников, у которых был выявлен какой-то порок, онемевший и потерявший слух, Захария больше не мог оставаться действующим священником. Его сразу отправили на пенсию по причине «неизлечимой болезни». Это позволило Захарии, «сыну Авии», когда родился у него первенец, переступить непосильную для него ранее грань между прошлым и будущим: от священства - к пророку. Мы читаем от об этом в Лук. 16:57-64 : «Елисавете же настало время родить, и она родила сына. И услышали соседи и родственники ее, что возвеличил Господь милость Свою над нею, и радовались с нею. В восьмой день пришли обрезать младенца и хотели назвать его, по имени отца его, Захариею. На это мать его сказала: нет, а назвать его Иоанном. И сказали ей: никого нет в родстве твоем, кто назывался бы сим именем. И спрашивали знаками у отца его, как бы он хотел назвать его. Он потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. И все удивились. И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога.» А затем «Захария, отец его, исполнился Святаго Духа и пророчествовал, говоря: благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего, как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих, что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас; сотворит милость с отцами нашими и помянет святой завет Свой, клятву, которою клялся Он Аврааму, отцу нашему, дать нам, небоязненно, по избавлении от руки врагов наших, служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей. И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа приготовить пути Ему, дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их, по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше, просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира.» Таким чудесным образом новоиспеченный Божий пророк посвятил своего сына в последнего пророка Господа! Поэтому в Ин. 1:6-7 мы читаем: «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.»

Нужно признать, что у Иоанна Крестителя было больше предпосылок выполнить Божье предназначение, чем у Симона, сына Ионы! И этот очевидный факт должен заставить нас задуматься о том, почему мы желаем окружить себя своими детьми? К какой судьбе мы их готовим? Может, брат-диакон, ты с нетерпением ожидаешь, что твой старший сын заменит тебя в церковном служении. И, вдруг, ты слышишь от него желание стать художником… Как ты поступишь, услышав то, что не вмещается в твой рассудок? Сможешь ли ты преодолеть черту своей человеческой ограниченности, и позволить своему сыну поступить в школу искусств? Или, может быть, начнешь ломать счастливое будущее ради своих плотских желаний?

К сожалению, в последнее время мы наблюдаем не только борьбу отцов со своими сыновьями (чтобы те продолжили дело отцов), но и бунт молодого поколения против «слащавой» церковной жизни. Поэтому многие легко разрывают связи с религиозным прошлым, и с головой бросаются в корыто нечистоты мира сего! Вновь и вновь повторяется история блудного сына, который покинул своего отца и отправился в далекую страну за манящим его «миражом» будущего успеха. И только Всемогущий Бог силен возродить беглеца-бунтаря в Божьего человека!

Если для Захарии-священника нужна была помощь для перерождения в пророка, то для Симона, сына Ионы нужно было большее вмешательство. Сам Господь Иисус Христос взялся за преображение рыбака в «человека, посланного от Бога»! Поэтому второй раз Он встретился в Симоном на берегу, когда тот чистил от водорослей и чинил порванные подводными острыми камнями сети. В Лук. 5:3-4 мы читаем: «Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки. Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова.» Симон-рыбак нехотя послушался совета «не рыбака». «Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть.» Какова же была реакция Симона-рыбака на чудесный улов рыбы и повторную встречу с Христом? Радовался ли он происшедшему? К сожалению, нет! Возможно, стоя на коленях в липкой рыбной шевелящейся массе, он умоляюще просил: «выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный»! По сути дела, это было со стороны Симона оторжение Христа и своего нового будущего. Ради своей физической безопасности он готов был потребовать выйти Иисуса Христа из его переполненной лодки на глубине!

Нередко случается, что для смены жизни нужно пожертвовать чем-то «ценным». Например, Авраам должен был отдать своего единственного сына Богу, а второго отправить жить в дальние страны. Казалось бы, ему пришлось выполнять жестокие требования Господа! Но так кажется только на первый взгляд! Бог, Который есть Любовь, не может поступать супротив Своей сути доброты и милости! Поэтому Он просит нас в переходный период от прошлого в будущее отдать то, что будет мешать в ожидаемом будущем! Например, для восхождения в горы нужно отказаться от грузовика вещей, которые полезны для отдыха возле реки! Ведь, с каждой сотней шагов вверх тяжесть ноши путешественника в горы почти увеличивается в два раза!

В Библии написано для всех нас наставление успешного восхождения от прошлого к Вечности. Мы читаем Евр. 11:1-2 : «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия.» Во-первых, следует сбросить с себя все бремена переживаний о будущем. «Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний [сам] будет заботиться о своем: довольно для [каждого] дня своей заботы.»

Во-вторых, любой запинающий, мешающий нам духовно развиваться, грех станет серьезным препятствием для духовных малых или великих преображениях.

Почему же Симон, сын Ионы, продолжал так долго не сбрасывал лишний груз со своих хронически усталых плеч? Почему он противился потоку Божьей любви, который стремился проникнуть в его сердце закоренелого рыбака? На этот вопрос можно по разному ответить. Например, это упрямство Симона Ионина могло быть связано с его националистическим духом. Ведь, Симон, чтобы не видеть рядом с собой ни одного эллиниста, готов был оставить родной дом в многонациональной Вифсаиде и пойти в «приймы» к своей теще, на ее условиях! И поэтому, как он мог спокойно сносить Вифсаидского «соседа» - Филиппа в тесном кругу учеников Иисуса Христа? Уже только одно «греческое» имя Филиппа повергало в исступление Симона-националиста!

Возможно, Симон Ионин не хотел так же порывать со своим рыбацким прошлым. Он так свыкся со своим рыбацким ремеслом, что не обращал больше внимания на приторный рыбно-морской запах, которым пропитался насквозь с головы до ног. Поэтому он не мыслил себя в какой-то другой роли. Он умел вязать крепкие морские узлы, чинить безнадежно порванные сети, находить стаи играющей и жирующей рыбы. Ему нравилось брать в руки свеже-пойманную рыбу и чувствовать ее силу борьбы за жизнь. В общем, ему в каком-то смысле нравилась та жизнь, которую он унаследовал от своего отца…

К сказанным двум маловажным причинам отказа Симона от лучшего прошлого так же следует добавить его главную проблему сердца – его заниженную самооценку. Как показывает опыт, те, кто привык смотреть на себя с позиции «слабака», - как правило, не готовы кардинально менять свою обремененную многими проблемами жизнь. Они будут до конца тянуть свою лямку серых человечков и как-то выживать из последних сил, но не посмеют дерзать на что-лучшее в своей жизни.

Вряд ли можно позавидовать внешне благополучной и внутренне истрадавшейся жизни Симона. Он когда-то добровольно переехал под кров, возможно, властной хозяйки, которая очень быстро прибрала к своим рукам жену Симона. А когда в доме две женщины объединяются, то самый крепкий мужчина не выдержит постоянного унижения с их стороны, и обязательно отчаянно заплачет от чувства безысходности! … Но, даже, если считать, что теща Симона отличалась от других тещ непомерной любовью к своему «дорогому зятю», то вряд ли у него были нормальными отношения с его женой. И этому было много предпосылок. Например, рыбный промысел, который забирает много сил у рыбака, постепенно отдаляет его от его родных. Он дичает и может полностью закрыться в своем тесном мирке более-менее успешного ловца больших и малых рыб. Поэтому каждый раз, возвращаясь по кров «своего» дома, он чувствует контраст всего, к чему он привык на море. Лишняя внешняя суета, донимательства по пустякам жены, плачущий от зубной боли ребенок… В общем, как тут не сбежать подальше с дома, где ты постоянно чувствуешь себя лишним, туда, где ты встретишь родную душу, кто тебя по-настоящему поймет!

Можно предположить, что и первая, и вторая, и другие встречи со Христом очень сильно внутренне влияли на Симона Ионина. С одной стороны, он очень хотел стать первым среди первых. И, понятно, что предложение Иисуса Христа сделать из него «Кифу», то есть крепкого, как камень, ему было явно по душе. Но с другой стороны, его пугала подспудно появляющаяся мысль о возможной неудаче начатого проекта Иисуса из Назарета. «А если у Него ничего не выйдет, то, как я смогу после всего произошедшего возвратиться домой и посмотреть прямо в глаза своей жены?! И где я найду силы постоянно ходить под немой атакой насмешек соседей?! И, как, вообще, можно жить с клеймом неудачника?! ...»

Одной из самых тяжелых преград к резкому переходу от порочного замкнутого круга прошлого к духовным начинаниям будущего является, несомненно, плотской человеческий страх. Обычно, ставши перед выбором, какой дорогой следует дальше идти, мы попадаем под сильный шквал атак различных страхов и фобий. Они – отзвук растревоженной плоти, которая до сего времени комфортно дремала в своей колыбели полного удовлетворения. Но, вот, к ней стали доходить тревожные сигналы будущих наших переустройств. И тогда жирный, ленивый питон самоудовлетворения во мгновение ока превращается в некое страшилище, готовое любыми подручными средствами остановить наше продвижение к новым начинаниям. Наша плоть начинает мысленно устрашать нас теми фантастическими картинами ужасов неудач и позора, которые, вероятнее всего, никогда не случатся в нашей жизни. Однако не каждый человек силен противостоять такой бомбардировке страхами; особенно, если это касается кого-то, имеющего явно заниженную самооценку!

Надо отдать должное, Симон-рыбак все же решился порвать со своим прошлым. Наконец, желание стать настоящим «камнем» взяло в нем верх над всеми возможными и невозможными страхами! Он окончательно присоединился к основной группе учеников Иисуса Христа и старался всегда быть первым среди них. Теперь он явно выделялся своим показным лидерством среди других последователей Господа. Особенно его авторитет и уровень самоуважения возросли в его же глазах до ощутимых, впечатляющих размеров сразу же после того, как Иисус Христос избрал его в число апостолов. И за это приближение к заветной мечте бывший рыбак, а теперь новоиспеченный апостол и близкий ко Христу, готов был отдать свою жизнь, до последней капли крови, за Господа и Его святое дело! Поэтому его слова: «хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя» не были просто голословным, эмоциональным всплеском неподтвержденного фактами геройства. Они – красноречивое свидетельство о чистосердечности желания Симона всегда быть верным Христу. Однако он не знал, что его стремлению быть послушным последователем Господа будет препятствовать его же, до времени скрытая, низкая самооценка!

Почему же любящий Христа брат неожиданно для всех его окружающих становится искусным интриганом, подступно восстающим на своего ближнего, который полностью доверяет ему? Разве ему, как христианину, свойственны его хитросплетения и наговоры, которые, по сути дела, не стоят и выеденного яйца? Что же его так кардинально изменило в худшую сторону, и превратило из сына Божьего в чадо диавола? Что сделало из Иуды-исцелителя в Иуду-вора и предателя? Что заставило отречься от Христа верного Симона?... Каждый из нас, вспоминая историю своей жизни, наверное, помнит позорную страницу своей «слабости», при воспоминании которой становится сразу же как-то не по себе! Поэтому мы чисто интуитивно сможем ответит на вопрос, как «симоны» скатываются до положения грешащего грешника, которого может остановить только Всемогущий Бог! Оказывается, главная причина очередного духовного падения непосредственно связана с пораженческим духом и внутренней неуверенностью противостоять нахлынувшей волне плотских страхов перед будущим! Как говорится, «у страха огромные глаза!»

Когда слабый духом христианин, который уже ошибочно поверил в свою исключительность, вдруг лицом к лицу встречается с сильной личностью, он невольно внутренне обмякает и превращается из геройски настроенного «льва из колена иудина» в серую, посредственную мышку, которую едва можно рассмотреть под микроскопом! И вот, тогда, когда глубоко скрытая, до времени, боль под мощным панцирем самолюбования, при виде более могучего конкурента, вдруг вырывается из плотских оков дел самоутверждения, она резко пронзает все естество своей жертвы! Поэтому плотской христианин, который столкнулся к фактом личной несостоятельности и ощущающий всем своим естеством боль, с которой не сравнима никакая зубная боль, готов платить любую цену, чтобы как-то утихомирить пробудившегося внутреннего демона, и вновь воссоздать что-то, на подобии, внутреннего равновесия или самоуспокоения! Но, при этом, цена, как правило, бывает очень большой! Для Симона Ионина это проявилось в глубоком терзании и возвращении к старому рыбачьему ремеслу. Все его действия бессловесно свидетельствовали, что после тройного отречения от Господа у него нет больше сил противиться происходящему. Поэтому в полном депрессивном разочаровании он мог выдавить для себя приговор неудачника, как написано в Ин. 21:3, «иду ловить рыбу»!

Кто-то точно подметил, что двери Рая и Ада находятся очень близко друг от друга! Поэтому глубокое падение Симона Ионина и последующее честное признание в личном банкротстве стало подходящей почвой, чтобы завершить затянувшийся на три года процесс перехода от беспросветного порочного рыбацкого круга к служению Богу в Духе и истине! Когда грешник достигает дна своего самонизвержения, тогда он разбивает свою твердолобость и его размягченное каменное сердце начинает по-настояшему плакать. И когда последняя слеза прошлого покинет измученную его душу, тогда в мрак поверженного придет истинный рассвет Христовой искупляющей благодати! И, вот, тогда начнется великое чудо, которое можно обозначить: «сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся!» И впереди приоткроется плотная завеса личной несостоятельности, отделяющая от Божьей реальности, и, возможно, впервые проникнет во мрак из блаженного будущего свет надежды, и прозвучит ласковый голос Отца Небесного выйти из порочного круга «родительского» выбора и войти во Святое Святых на встречу своему предназначению. Так произошло с Симоном Иониным. И так должно произойти с каждым из нас! Аминь.

Игорь Гриненко

 
Поделиться с другими в Соц. сетях!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить