Центр Христианских Ресурсов ПРОСТОР.net

CЦЕНКИ --- ИГРЫ --- ЗАГАДКИ

web-kontora.info


Главная Статьи Место на пиру
Место на пиру
(2 голоса, среднее 3.50 из 5)
21.01.2017 14:09

ПирПорой кажется, что озабоченность христиан и учение Христа находятся в разных измерениях, не пересекаясь друг с другом. Сколько проповедей доводилось слушать о гарантиях того, что наше место на брачном пиру Агнца зарезервировано! А после читаешь притчи Иисуса, и обнаруживаешь, что люди зачастую сами отказываются идти на торжество, символизирующее Царство.

Яркий пример тому – притча о двух сыновьях, из которых один мечтает, чтобы отец принял его в число наемников, второй же, хоть и наследует все отцовское имение, сам считает себя всего лишь наемником и не желает приобщиться к торжеству благодати.

И это – не единственный случай. Отвергают приглашение и персонажи притч, записанных Лукой (14:16-24) и Матфеем (22:2-16). Некоторые считают, что это – одна и та же притча. Но кроме отказа прийти и итогового вывода «много званых, а мало избранных», между ними гораздо больше отличий, чем сходства. В различных обстоятельствах и имея дело с той или иной категорией слушателей, Иисус, как опытный учитель, одну и ту же фабулу представляет совершенно по-разному. Поэтому многие исследователи Писания склонны рассматривать эти две истории, как разные притчи.

У Матфея дело происходит в Храме. Еще по пути туда Иисус проклинает смоковницу, покрытую листвой, но не приносящую плода (21:19). Когда же первосвященники и старейшины народа (21:23), среди которых были и фарисеи (21:45), поставили под вопрос Его власть, Учитель адресует им две притчи о винограднике. И слушатели прекрасно понимают, о чем идет речь. Ведь, как и смоковница, виноградник пророчески ассоциируется с Израилем: «Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев , и мужи Иуды – любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот – кровопролитие; ждал правды, и вот – вопль» (Исаия 5:7). Первая притча повествует о двух сыновьях, чьи слова о готовности трудиться в отцовском винограднике разошлись с делами; вторая – о злых виноградарях, узурпировавших хозяйский виноградник, избивших его слуг и убивших сына. Вывод же из обоих притч общий: «Сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (От Матфея 21:43).

И вот, после всего этого, звучит притча о пире. Причем это – брачный пир, который царь устраивает для своего сына. Явка на подобное мероприятие – скорее обязанность, чем вопрос личных предпочтений. Ведь речь идет не просто о радостном событии и возможности вкусно покушать в престижной компании. Решается вопрос престолонаследования и отклик званых – тест на лояльность как к власти самого царя, так и к будущей власти его наследника. Неповиновение, тем более сопровождаемое оскорблением и убийством царских посланников, представляет собой явный и открытый бунт. И посланная царем карательная экспедиция – отнюдь не гипертрофированная реакция на отказ от совместного приема пищи. У Матфея притча крайне драматична и имеет ярко выраженные эсхатологические ассоциации.

У Луки же все куда обыденней. Но и куда печальней, ибо касается не только давних лидеров израильского народа, но и каждого из нас. Тут нет места конфронтации. Наоборот, притча звучит в доверительной обстановке людного застолья. Беседа естественным образом вновь и вновь возвращается к теме трапезы. И вот, когда «некто из возлежащих с Ним сказал Ему: блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!» (От Луки 14:15), Иисус в ответ рассказывает историю о том, как «один человек сделал большой ужин и звал многих» (14:16). В ней нет ни царя, ни царского сына, ни убийств, ни расплаты. Просто друзья, для которых был приготовлен ужин, «начали все, как бы сговорившись, извиняться» (14:18). И оправдания их, вроде бы, почти легитимны. Ведь по Закону Моисееву даже от воинской повинности освобождается человек, если он недавно женился. Или построил дом, но еще не жил в нем. Или приобрел землю, но еще не ел от плодов ее. Но в том-то и дело, что о повинности здесь и речи нет. Подобно старшему сыну в притче о двух сыновьях, эти люди чувствуют себя обязанными и ищут оправдания отказу, в то время как устраивающий пир всего лишь желает разделить радость, ничего не требуя взамен.

В версии, записанной Лукою, устроитель пира никого не гонит из-за стола. Напротив, он призывает всех. Но те, кто игнорирует его призыв, даже по, казалось бы, вполне объяснимым причинам, сами лишают себя блаженства быть причастными к самому ценному – трапезе Царства (мы ведь помним, какое восклицание послужило поводом для притчи).

Впрочем, деталь об изгоняемом с пира у Матфея (22:11-13) очень близка к истории от Луки по духу. Ведь это не был кто-либо, прокравшийся на пир без приглашения – звали всех, кого только нашли на распутиях и дорогах, злых и добрых (22:10). Но человек этот воспринял приглашение за царский стол как нечто само собой разумеющееся. Он не удосужился привести себя в порядок, пришел в чем был. Мол, уже само мое присутствие здесь – честь для остальных. Как званые у Луки думали, что их места на пиру зарезервированы и никуда не денутся, так и он, по-видимому, считал, что занимает это место по праву. К чему же лишние хлопоты?

Званым на брачный пир Агнца необходимо постоянно помнить: нам там не место! Мы призваны не по собственным заслугам, а по Божьей благодати. Никакие труды и занятия, даже самые что ни на есть благочестивые, не могут быть важнее и приоритетнее радости евхаристического общения за Господней трапезой. Наконец, Господь призывает нас такими, какие мы есть, и добрых и злых. Но Он не желает, чтобы мы при этом оставались такими, какие мы есть. Он призывает нас постоянно быть одетым в брачную одежду, облекаясь в образ Сына Его. «Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Галатам 3:26,27).

Сергей Головин

 
Поделиться с другими в Соц. сетях!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить